1. Иррион

2. Выглядит на 23 с хвостиком

3. Эмм… Какой сложный, прямо провокационный вопрос. Экс-эльф, теперь же числится в племени заморском, что зовется нэко.

4. Светлые волосы скорее медового оттенка до плеч, росточком мал, около 1,70 с холкой, фигура стройная, если не сказать худощавая, бледная кожа, тонкие, длинные и ловкие пальцы рук, всегда широко распахнутые наивные серо-голубые глаза, аккуратный, чуть вздернутый носик, длинный, очень ловкий и пушистый хвост, и как дополнение – милые, подвижные, весьма пушистые ушки кремового цвета на макушке. Талисманов не имеет (всё забрали, сволочи…), с амулетами та же история. По-кошачьи гибкие, грациозные, исполненные достоинства движения, по-эльфийски бесшумный и легкий хоть шаг, хоть прыг. Голос чист и звонок, аки у ребенка, что страха и боли не изведал. Изредка из глубины души вырывается довольное мурлыканье, ну или же злобное, настороженное шипение. По ситуации. На правой руке тонкая сеть из почти полностью заживших шрамов, да еще вокруг шеи змейкой вьется след от тугого ошейника.
Одет в кожаную куртку, такие же штаны, легкие эльфийские ботинки и серый маскировочный плащ.

5. В юности, да и в последовавшей за нею зрелости был непомерно шкодливым юношей, но даже частые выговоры не сумели сломить бьющий через край дух свободы. Любознателен, вплоть до форменного любопытства. Несколько наглый и задиристый, даже после пары недель в обществе Гилгора. Обожает подслушивать, подсматривать, подговаривать и подделывать, главное чтоб потом успеть вовремя смотаться, не замочивши лапок. Обожает спорить по любому поводу и без оного. Остроумен и весьма остроязычен. Да, к тому же очень мил, галантен (вплоть до легкой небрежности) и любезен, когда того требуют обстоятельства. Также недурно владеет техникой убеждения, нередко используя весомые аргументы и железную логику, которые может выдумать на ходу. И, что несомненно, ему поверят. Врёт легко и вдохновенно, враньё давно уже стало частичкой его повседневной жизни. Холодному времени года предпочитает лето, ведь так приятно иногда погреться на солнышке… С некоторых пор перестал быть столь же открытым и невинным, частенько просто сидит где-нибудь в уголке и смотрит в пустоту невидящими глазами. К тому же, до дрожи боится урок и не переносит даже упоминания о пытках. Но, тем не менее, не растерял своей детской непосредственности, любви к прекрасному и умения радоваться спокойной, полной приятностей жизни.

6. Шпион, работает на фашистов

7. Зло. А почему именно зло, сейчас буду долго и нудно пояснять.
Итак… В некотором царстве, в некотором государстве, что зовется Лориен, жил-был-не особенно тужил эльф по кличке Иррион. И жизнь в этом дивном лесном крае могла бы казаться раем, да вот, как назло всем и каждому, внутри хрупкого тела еще юного эльфа поселилось то ли шило, то ли нечто красное и с рогами. Оно самое, а совсем не блондинистого вида крошка заставляло его то пытаться птицею (без всяческой страховки) лететь с самого высокого дерева, оглашая округи радостным визгом и улюлюканьем, то подглядывать, замерев от восторга, за купанием владычицы Галадриель, то подкладывать кнопки на каждый стул во время праздничных обедов (или поздних ужинов) в чертоге Владык… В общем, милые, ни к чему не обязывающие шалости.
Но как-то раз скучно, дико скучно стало Ирриону день-деньской куковать (в буквальном смысле) посреди золотистых ветвей деревьев да вкушать пряные яства, накануне стыбренные со стола тех же Владык. И отправился он через горы и долы типа на разведку (ну надо же было выклянчить командировочные…), и уперся наконец в страну, где таится безусловная опасность… Ну в Мордовию, собственно. И возжелал тогда Иррион всем своим юным сердцем узнать, что же за зло там затаилось, и, если будет на то воля Вальхаллы, победить темные полчища немыслимые.
Как можно догадаться, на первом же посте его схватили и с почетным караулом проводили Доктора Менгеле, представив как непрошенного лазутчика. Боюсь, Иррион сам усугубил свое и так незавидное положение, с милой улыбкой доложив назгулу, что его ботинки никак не сочетаются с фасоном балахона. А после этих слов в глазах как-то потемнело, и звездочки отчего-то залетали кругом… Возможно, слишком сильная аура была у милейшего дохтура. Как бы то ни было, а очнулся эльф в полной за… На пыточном столе, и широко открытыми от ужаса глазами наблюдал, как высокая фигура в черном плаще разогревает на открытом огне длинный железный прут. Двинуть ни руками, ни головой юноша не мог, ибо запястья крепко обхватывали грубые веревки, а в шею врезался тугой металлический ошейник. После первого касания раскаленного конца прута к нежной бледной коже луч солнца золотого надолго скрыла тьмы пелена. И время растворилось в нескончаемой череде укусов огня и не менее ласковых прикосновений холодного острого металла. Странно, но почему-то убить-то его не убили… Да и рассудок, лишь чуть померкнув, остался внутри искалеченного тела.
А затем, видимо, вследствие очередного эксперимента было выработано вещество, что могло с легкостью превращать человека в кота. В качестве подопытного котенка избрали самого красивого и бесполезного, а именно Ирриона. Но это самое вещество оказалось далеким от совершенства, и завместо полного превращения имело место частичное, вкупе с практически полным заживлением ран. И еще… В побочные эффекты можно было записать один весьма милый глюк, что возник в воспаленном сознании юноши как раз в тот момент, как тело его претерпевало необратимые изменения.
Залитый солнцем чертог возник будто бы из ниоткуда. Сморщившись от резкой боли, вызванной невольным касанием к многочисленным ожогам, остроухий огляделся, уже было рассчитывая узреть скорбный лик смерти. Но… Не судьба, пока что не судьба. Вместо старухи с длинною косою посреди пустынного зала возникло то-ли-юноша-а-то-ли-виденье, и добрые глаза цвета морской волны светились от неземного сияния, а рыжая коса до по..яса отливала янтарем и расплавленным золотом. Восхищенно замерев, Иррион не мог оторвать глаз от этого человека, что тихими, бесшумными шагами приближался к нему. Опустившись на колени подле онемевшего юноши, видение (ведь таким прекрасным живое существо быть никак не могло) с невыразимым трепетом коснулось ужасного, горящего пламенем боли ожога. И о чудо – спустя секунду на месте его не осталось и напоминания о безобразном свидетельстве эльфийской глупости. Вздрогнув всем телом, Иррион поднял огромные счастливые глаза вверх и тут же оказался поглощенным глубоким, веселым и всепрощающим взглядом неведомого существа. Мягко надавив на обнаженные плечи юноши, Он вынудил его медленно откинутся на спину, и легкие прохладные пальцы побежали по обезображенному телу. Не отрывая обожающего взгляда от Него, Иррион рефлекторно выгнул спину и еле слышно замурчал, растворяясь в магии нежных, осторожных прикосновений. Когда Его лицо опустилось над лицом юноши так, что взволнованное дыхание Ирриона обжигало светящуюся изнутри кожу, мальчик уже успел понять, что последует дальше. Зажмурившись, он подался вперед, поймав усмехающиеся губы своими, в кровь разбитыми губами. И мир перестал существовать, всё в нем стало просто неважным, забытым, несущественным. Почувствовав, как видение медленно отстраняется, куда-то уходит, юноша, отчаянно всхлипнув, открыл полные слез глаза, пытаясь схватить, удержать… Но натолкнулся на горящие алым пламенем прежде голубые как море глаза, которые так часто сверкали из глубины черного капюшона. И раскатистый злобный смех, обжигающий куда лучше, чем всё раскаленное железо мира, всколыхнул душу, вынудив пронзительно закричать… И очнутся.
Утирая непрестанно бегущие слезы, тихо и безнадежно хныкая, юноша сидел в грязной подземной камере, поджав колени к подбородку. Далеко не сразу он заметил, что раны его пропали, а из новоприобретений возникли хвост и ушки. Пока юноша пытался понять, шо за странная ситуация с ним произошла, дверь со скрипом отворилась. Уронив челюсть на пол, Иррион смотрел на свое видение, своего Короля, только теперь на лице его было другое выражение, да и тело его покрывал черный назгульский плащ. Почесав в затылке, Его Назгульское Высочество предложил альтернативу – раз пользы от бывшего эльфа никакой, а внешность его «поможет вызвать доверие у светлых рас», то вариантов два» служить Мордовии верой и неправдой или… Далее последовал красноречивый чичирк по подбородку.
Смерти Иррион не желал. Особенно теперь, когда перед ним стоял человек, которого юноша успел полюбить всей душою. И молчаливый кивок завершил сделку. Парня выпустили, вернули часть оружия и подробно расписали, как будут испытывать его верность, коли в ней возникнут хоть алейшие сомнения. От этих слов волосы Ирриона стали дыбом, и он клятвенно заверил, как он любит фашистов и просто мечтает стать ближе к их системе. Особенно к некоторым представителям этой системы… 

8. Магией не владеет совершенно, если только магией не считать способности абсолютно бесшумно проникать везде, где заблагорассудится и незаметно уходить, а также идеальное ночное зрение вкупе со способностью заживлять собственные раны немного быстрее, чем дано людям. Физически также особо не силен, зато очень ловок, стремителен и гибок. Умеет при желании в считанные секунды отращивать длинные устрашающего вида когти, ну а острые клыки всегда с собой.

9. Маленький кинжал, который может как метнуть, так и использовать в качестве оборонительного оружия (в наступления ударится лишь при самом неблагоприятном раскладе), эльфийский лук тонкой работы, за спиною висит легкий колчан с парой десятков стрел, которые в привычных лапках разят почти без промаха.

10. Планирую шпионить за светлыми расами и на блюдечке приносить сведения начальству. Параллельно - бегать за Гилгором...

Неигровая информация:
1.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

2. Пушистая неприятность
3. Естественно, мурр…